April 12th, 2016

усмехается

Эволюция писателей и читателей

В стародавние времена, когда писателей было мало, они творили не ради денег. Не потому, что они такие высокодуховные альтруисты, просто им за это никто не платил. Не нуждались. Ведь образованными, умеющими читать-писать становились люди не бедные. Нет, были, конечно, меценаты, которые оказывали помощь людям искусства (например, Гай Цильний Меценат оказал Вергилию помощь против насилия со стороны одного центуриона и хлопотал о возвращении отнятого имения), но ценностью в те времена был именно автор, а не его творения.
В средние века, когда читать-писать стали не только аристократы, возникла необходимость в тиражировании творений. Но деньги за экземпляры получали не авторы, а переписчики. А что же авторы?  Многие литературные сочинения подносились самодержцам и крупной знати, и за это было принято платить, причём цена вопроса, в общем случае, определялась известностью автора и могла доходить до вполне ощутимых сумм (французский король однажды отказался принять посвящение пьесы от величайшего французского драматурга Корнеля, решив, что столько денег двор в данное время потратить не готов). То есть ценность автора определялась уже известностью и распространенностью его произведений (к слову, тот же Корнель умер в нищете, потому что его пьесы перестали пользоваться успехо​м).
Постепенно, когда число грамотных стало расти (в всвязи с развитием учебных заведений), вопрос тиражирования встал настолько остро, что было изобретено книгопечатание. И всё заверте...
Художественная литература стала пользоваться широким спросом, и на место меценатов пришли издатели. А среди писателей стали появляться необеспеченные, для которых написание текстов "на потребу публике" стало основным доходом. 
Совсем недавно грянула очередная революция, пошатнувшая сложившиеся денежные отношения Писатель-Издатель-Читатель.
Каковы её последствия? Теперь писателями себя гордо именуют все эти милые и ужасающе малочитающие господа и дамы («это все равно, что называть "докторами", всех, кто когда-либо мазал разбитое детское колено зеленкой или ставил водочный компресс болеющему ангиной другу» по меткому выражению Александра Зорича), издатели громко плачут, что доходы падают, читатели кривятся, что тексты стали низкокачественные, в общем, всё плохо.
Что будет дальше?