May 28th, 2016

усмехается

Во что превращается литература?

Оригинал взят у breg в меняем литературу
Как минимум в двух произведениях минувшего года можно увидеть достойную репрезентацию цифровой эпохи в русской литературе. Внешне они абсолютно несхожи между собой, но по своему подходу к преобразованию литературных канонов могут выступать как яркие представители новейшего жанра рассыпающегося романа. Потребность в выявлении этого жанра попробуем обосновать в двадцати пяти тезисах с иллюстрациями из рассыпающихся романов Александра Снегирева «Вера» и Владимира Данихнова «Колыбельная».


Постоянно что-то начинается и тут же кончается, но не происходит ничего нового, поскольку никакие изменения не стабилизируются. Все меняется, но нет ощущения перемен.
...
Автор акцентирует на портсигаре читательское внимание только для того, чтобы продемонстрировать архитектуру бесконечных развилок истории, на которые деталь могла бы повлиять, альтернативных течений сюжета. И тут же забыть о нем навсегда.
Детали романа перестали быть кирпичами соборной архитектуры произведения, а снова стали элементами конструктора. Их предназначение – занять мелкую моторику мысли читателя, пока автор заполняет многофигурную доску сложными смыслами.
Автору детали нужны лишь для генерирования развилок истории как иллюстрации невозможности сознательного действия персонажа, наличия у субъекта выбора.
Завязка и развязка рассыпающихся романов – это фальшивые фасады, издевательская имитация законов повествования. На последней странице ничего не заканчивается, да и на первой мало что начиналось, по сути.

http://magazines.russ.ru/october/2016/5/rassypayushijsya-roman.html
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.